Фёдор Вяземский (muzicaviva) wrote in afisha_lj,
Фёдор Вяземский
muzicaviva
afisha_lj

Мария Семушкина: "Усадьба Jazz" – моя жизненная миссия

15-16 июня в подмосковном Архангельском открывается 10-ый фестиваль "Усадьба Jazz". 10 лет - это серьезная цифра и большой опыт. О том, чего удалось добиться за этот срок, редактор культурного направления ЖЖ Федор muzicaviva Вяземский поговорил с директором фестиваля Марией Семушкиной.



Мария, скажите, чем же фестиваль «Усадьба Джаз» все-таки обязан своим рождением: вашему интересу к джазу, интересу к организаторской деятельности или интересу к усадьбе «Архангельское»?

Интересный вопрос. В нем перечислены все три составляющих, которые служат основой этого проекта. Когда он только начинался, то мне хотелось его организовывать. Я всегда любила куда-нибудь попасть и что-то соорудить. На тот момент я была вашей коллегой, работала журналисткой, и даже вела программу на радио. Меня всегда притягивала закулисная жизнь: брать интервью у артистов, ходить на большие фестивали. Потом программу закрыли, и я оказалась в маркетинге, работая в разных компаниях. Последним рабочим местом перед созданием собственного проекта было французское посольство. Там я смогла организовать фестиваль кино, концерты музыкантов, которые приезжали в Москву. К этапу создания «Усадьбы джаз» имелось огромное желание что-то делать. Было понимание концертного, промоутерского бизнеса. Имелись партнеры в кино и музыке, которые могли стать потенциальными спонсорами. В отношении джаза я не разбиралась в нем совершенно, потому что являюсь меломаном. Просто однажды попала на джазовый теплоход, где на нескольких палубах люди по ночам джемовали. Тогда впервые столкнулась с этой музыкой лицом к лицу, слушая музыкантов. Я увидела джаз с другого ракурса. Потом появились джазовые друзья, к которым ходила на концерты.
«Усадьба Джаз» появилась так: придя в одну компанию с совсем другим проектом по кино, мы с работодателем заговорили о джазе. Я громко произнесла: «Вам интересен джаз? Что вам нужно сделать? Я все сделаю». Через неделю я принесла проект, и забыла о нем, потому что мы таких проектов делаются массы. Но через какое-то время мне перезвонили и сказали, что его одобрили, и мне нужно было составлять смету. В первые минуты я не могла ничего ответить, потому что не знала, как быть дальше. Я не знала, как пригласить музыкантов, организовать освещение, привезти звуковую аппаратуру. Все начала осваивать с нуля. Естественно, на первых этапах возникали ошибки и различные серьезные ситуации. Дошло до того, что проект хотели увести у меня. И практически добились этого, но у них ничего не получилось. Тогда я поняла, что этот фестиваль – моя жизненная миссия. Я хотела прививать людям какой-то правильный вкус. К тому же эта ниша была никем не занята в 2004 году. Тогда существовал только фестиваль «Нашествие» и набирал обороты «Пикник Афиши». Я поняла, что есть много музыки. Мне хотелось показать немного этого, немного того и т.д. Например: Алексей Айги или Нино Катамадзе.

На этапе первых шагов по организации фестиваля, что вам помогло собраться и сделать то, что вы сделали?
Я сразу начала звонить всем своим знакомым. Даже не сформулировав четкую мысль, спрашивала у всех, кто мог бы помочь организовать такое мероприятие. У меня нашлась команда людей, разработавшая организационную часть, но потом они, к сожалению, хотели этот проект увести у меня. Люди же теряются от масштаба событий, власти и денег. Ребята увидели, что у девочки есть спонсор и можно на ее идеях заработать солидные деньги.
Знаете, я такая рабочая лошадка. Прорабатываю каждую мелочь, вплоть до того, где поставить туалеты или какой седлать цвет ковролина в VIP-зоне, утверждаю всех артистов. Ни один момент не пройдет мимо меня. Я стараюсь добавлять в фестиваль новые темы. Сначала была только музыка. Позже появились три палатки с хот-догами, а сейчас пятнадцать различных ресторанов, огромный маркет, детские ярмарки и т.д. Фестиваль стал масштабным культурным праздником. Я вижу, что за 10 лет мы вырастили целое поколение. На первых фестивалях была видна аудитория людей, которая слушала джаз еще в 70-х. И где-то на горизонте виднелась небольшая прослойка полухипповской молодежи. Сейчас «Усадьба» настолько разношерстная, что приходят семьями, друзьями, не зная ничего о джазе.
Я горжусь тем, что наш фестиваль дал толчок к развитию творчества музыкантов, которые раньше выступали перед публикой в 100 человек, а сейчас их увидят 3-5 тысяч человек.
У нас катастрофическая ситуация с музыкой в стране. В Москве трудно найти партнеров и даже просто понимания значимости фестиваля. Но находятся те, кто ради «Усадьбы» готовы сделать все и по-человечески любят наш фестиваль. Это очень ценно. Мы рады, что не ассоциируемся с коммерцией или структурой, обросшей серьезными брендами. Мы «живой» проект.

В пресс-релизе фестиваля есть информация о том, что «Усадьба Джаз» несет социальную миссию по поддержке усадьбы Архангельское, как памятника архитектурного наследия. Можно поподробнее об этом?
К нам обратились активисты Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, которые собирали подписи в защиту территории усадьбы. Первоначально не хотелось ввязывать в это. Однако вникнув ситуацию поподробнее и познакомившись с этими людьми, я была потрясена тем, что есть граждане, которым не все равно. Они без каких-либо денег работают за идею.
А история такова: есть охранные земли, которые находятся вокруг этой территории. Речь не идет о самом музее – его никто не тронет. Изначально династии Юсуповых принадлежало большое количество лесов, которая впоследствии стала природоохранной зоной, и на ней ничего не строили. В период становления власти СССР часть земель забрали военные структуры, а позже вся усадьба стала принадлежать Министерству Обороны. Только в начале 90-ых годов Архангельскому вернули статус музея. Однако часть территории все равно осталась за оборонительным министерством. Последний министр, которого не так давно уволили, строил там свою резиденцию. За небольшие деньги прилегающие деньги земли выставили на торги, а по факту люди получали гораздо больше, и начался этот конфликт интересов. Постоянно страдала дирекция усадьбы, которой устраивали многочисленные проверки. Ситуация очень неоднозначная, но ясно, что есть люди, заинтересованные в больших деньгах.
Мне важно, чтобы люди, приходя в Архангельское, понимали ценность этого памятника. Мы за много лет вносили деньги на реставрацию. В первые годы фестиваля дворец выглядел ужасно, парк тоже был обшарпан. Сейчас картина немного красочнее. Русских усадеб сохранилось немного, и я министру культуры по Московской Области предложила сделать зону на фестивале, посвященную русским усадьбам Подмосковья, где будут создана обстановка гостиной с аристократическими девушками в платьях и с чаем из гжельской посуды.

Мне кажется, у такого человека как вы в голове постоянно бурлят какие-то новые идеи. Может, поделитесь проектами, которые вам бы хотелось организовать?
Деятельность моей компании началась с «Усадьбы», но мне все равно хотелось делать массу вещей. Появилось много других проектов. Например, фестиваль французского джаза и французской музыки вообще. Посольство в этом нам сильно помогло, поэтому получалось привезти различных музыкантов. Мы все знаем Америку, как колыбель джаза. Но вот Франция, до которой музыка «черных» дошла к концу 40-ых годов XX века, тоже вырастила не одно поколение исполнителей. Поверьте, там много интересного. Я выезжала на их фестивали, где собирался аншлаг на open-air. Мы проводили фестиваль Bossa Nova – это бразильская музыка. Мы пригласили российских музыкантов, которые спели на русском языке самые известные композиции, которые по хитовости уступают, наверно, только The Beatles. У нас постоянно рождаются проекты, но они быстро сворачиваются. В кризис 2008 года и после него очень сложно искать спонсоров.
Смысл агентства, в котором я работаю («АртМания») – что-то постоянно создавать. Причем необязательно музыкальные. Проекты могут быть связанны с театром, танцами. У нас был проект современной хореографии, которая в России практически неизвестна. Были фестивали международного культурного обмена. Так, например, были дни Южной Кореи. Везли на гастроли туда театры, концерты, и, соответственно, наоборот. Но сейчас мы сосредоточены на «Усадьбе Jazz». Фестиваль настолько разросся, что раньше за 3 месяца начинали работу, то теперь – за год. К тому же у нас прибавились другие города. В будущем, я надеюсь, смогу организовать фестиваль городского формата. Хочется, чтобы министерство культуры или администрация города поддерживали наши инициативы. Невозможно многие вещи делать самим - продвигать культуру в массы своими усилиями. Государство должно понимать, что эта музыка важна и нужна. Если мы стремимся хоть как-то взаимодействовать с Европой, то правительство должно обращать внимание на нас. Моя мечта соорудить нечто подобное London Jazz Festival, когда на 2 недели британская столица живет джазом. Перемещаешься из одного места в другое и ото всюду льется музыка. Вот нечто подобное хочется провести в Москве.
Важным моментом отмечу – продвижение нашей музыки на Запад. Здесь нет мысли о коммерции, а просто небольшие попытки. В этом году мы проведем конкурс молодых исполнителей. На финал приедут очень известные люди: директора барселонского, лондонского, страсбургского фестивалей, которые известны во всем музыкальном мире. Я горжусь проделанной работой, потому что на нее ушло очень много времени, чтобы авторитетные люди собрались в одном месте. Важно, что Россия будет представлена на западных фестивалях. Мне хочется развиваться в этом направлении, но сейчас наша страна практически нигде не представлена.
В Москве хочется организовать проект, на который смогут приехать большое количество участников, куча журналистов. У нас за подобные вещи пока никто не брался.


Материал подготовил muzicaviva и metal_swimmer

Tags: #анонсы, #фестивали
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments